24laws.ru

Проведение правового анализа встречного искового заявления

Дополнительные материалы:

 

ВОЗРАЖЕНИЕ НА ИСК
о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей

Истица обратилась с иском в суд о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей в твердой сумме. С исковыми требованиями я не согласен в связи с нижеследующим.
Истица указывает: «Дети проживают со мной и находятся на моём иждивении. Ответчик материальной помощи на содержание детей не оказывает». Обстоятельства, указанные истицей, не соответствуют действительности. Истица выставляет ответчика негодяем, бросившим жену и детей и не оказывающим им никакой помощи. В действительности всё обстоит с точностью до наоборот:
1. В течение всех более 20-ти лет совместной жизни я всегда работал и на 100 % обеспечивал вначале нас с истицей, а затем и с детьми. Работал по 15 – 20 ч. в сутки без единого больничного дня, с малым количеством выходных дней, с 5-6 отпусками по 1-2 недели за всё это время. Обеспечивал, работая на работе, обеспечивал, не работая (после увольнения и до выхода на новую работу), обеспечивал, получая зарплату, подрабатывая всеми возможными способами, а также используя кредиты и/или кредитные карты. Обеспечивал в период совместной жизни, в период развода, обеспечиваю и сейчас, после развода. Главная ценность и цель моей жизни была и есть – благополучие моей семьи, детей. Истица и дети всегда имели и имеют все условия для полноценной жизни – квартиру (наполовину купленную мной у матери истицы, чтобы она переехала и были созданы условия для детей), машины, питание, лечение, обучение, одежду, продолжительные отпуска и т. п… Всё это на 100 % обеспечивалось мной. Я считал и считаю это своей святой обязанностью, потому что я – заботливый и любящий отец и муж (бывший).
2. Истицу никогда не интересовало, как я зарабатываю денежные средства, что мне это стоит. Истица работала только в течение первого полугода – года нашей совместной жизни. Затем работать перестала. Истица не работала как до рождения детей, так и после того, как они стали самостоятельными. Истица не пыталась мне помочь в периоды, когда я был временно без работы. Даже когда в последние 2-3 года совместной жизни у истицы появился небольшой заработок от работы агентом компании Эвон, которая выполнялась на автомобиле, который я полностью содержал, 100% содержания семьи продолжал нести я, а заработанные истицей средства шли на её карманные расходы.
3. Даже, когда истица после 20-тилетнего перерыва в сентябре 2010 г. (после подачи мной заявления о разводе) вышла на работу и стала получать заработную плату, всё обеспечение семьи продолжал нести только я. Когда с января 2011 года, уволившись с высокооплачиваемой работы, я перестал получать высокую заработную плату, истицу по прежнему не интересовало откуда я беру деньги на содержание семьи. Свою зарплату истица тратила только на себя, а я продолжал обеспечивать семью/детей.
4. И сейчас, работая в новом месте, получая скромный доход, и не живя, согласно договорённости с истицей, с детьми, я полностью обеспечиваю все потребности детей (продукты, одежда, развлечения и т. д…). На это у меня имеются кассовые чеки, подтверждающие расходы.
5. Кроме этого, при наличии времени я продолжаю обеспечивать потребности детей организационно (всегда по утрам вожу их из дома в школу, специально приезжая за ними, и по возможности из школы домой, если я занят на работе, часто это делает мой отец). Мы всячески стараемся окружить девочек вниманием, заботой и оградить от любых рисков. Тут хочу заметить, что истица не считает это важным и не сопровождает детей из школы домой даже в свой выходной день, спокойно направляя их одних в метро/на улицу. По этому поводу у нас было много споров, в которых я не смог её убедить, что для девочек в этом возрасте это опасно и что, если родитель может помочь ребёнку и сопроводить его, то лучше это сделать, минимизируя тем самым риски.
6. Причиной расторжения брака стало кардинальное изменение отношение истицы ко мне. Из любимого мужа и отца я постепенно превратился только в спонсора, не заслуживающего любви, внимания, заботы и уважения. Всё началось в Москве со знакомства истицы с семьёй, исповедующей «свободные отношения», продолжилось изменой супруги с другим мужчиной в августе 2009 г. период отпуска в Крыму, куда я каждый год «вывозил» истицу с детьми почти на всё лето (а сам в это время работал в Москве), и закончилось моей борьбой за сохранение семьи в течение ещё года (с августа по декабрь – активно в Москве, это не принесло результат, с декабря 2009 г. по август 2010 г. – пассивно – я устроился на работу, связанную с командировками, чтобы сразу не разводиться, а дать истице попробовать жить одной, это также не привело к желаемому результату – истице понравилось жить одной на полном обеспечении). Год борьбы за спасение любви, семьи, благополучия детей закончился поражением и я подал заявление о расторжении брака, потому что продолжать жить в том формате отношений не представлялось возможным и было для меня, зрелого, здорового и социально развитого человека унизительно.
7. Высоко оценивая важность вопроса обеспечения содержания детей, я ещё в сентябре 2010 г., сразу после подачи заявления о разводе, предложил истице обсудить и подписать Соглашение, определяющее наши с ней обязанности по заботе о наших детях. Я сам его составил и был инициатором обсуждения с истицей. По моей инициативе, и даже можно сказать «под моим давлением», мы многократно его обсуждали, провели в дискуссиях много часов и дней, начиная с сентября 2010 г., и вплоть до мая 2011 г. Но все мои варианты справедливого и максимально комфортного для детей решения этого вопроса не устроили истицу, Соглашение подписано не было. Могу предположить, что истица не была заинтересована в его подписании, т. к. Соглашение учитывает и её роль/участие в обеспечении детей, а ей это невыгодно. Всё это время (и до сих пор) я честным образом продолжал и продолжаю содержать семью/детей.
8. Согласно договорённостям с истицей, при разводе мы не определяли место проживания детей, ответственного за детей родителя и родителя, платящего алименты. По этим вопросам у нас не было споров: уважая материнские чувства истицы, учитывая пол детей, я обещал оставить истице детей, квартиру (половиной которой владею на правах собственника), всё домашнее имущество, нажитое за 20 лет совместной жизни, обещал переехать из квартиры, чтобы исключить постоянные конфликты, и продолжать заботиться о детях, предлагал подписать Соглашение о содержании детей. Мы договорились не делить детей и имущество, договорились о совместном воспитании детей. Все свои обещания я честно выполнил и продолжаю выполнять: переехал из квартиры, лишив себя возможности ежедневного нормального общения с девочками, продолжаю заботиться о них материально и организационно, оставил истице, не деля, всё имущество. Но Соглашение о содержании детей, как я не убеждал истицу, так ею и не подписано. Не смотря на отказ истицы подписать Соглашение, я забочусь о наших детях по собственной совести, делаю всё, что могу, на что хватает сил и времени. Я и сейчас предлагаю истице обсудить и подписать в досудебном порядке это Соглашение. По своей сути оно нацелено на максимальное удовлетворение интересов наших детей и обязывает родителей заботиться о детях, основываясь на принципах справедливости.
9. Истица указывает, что я не содержу своих несовершеннолетних детей и не оказываю им материальной помощи. Своих детей всегда я содержал и буду содержать в дальнейшем, несмотря на взыскание или невзыскание с меня алиментов в пользу истицы. Я – любящий отец, я это делал насколько мог в браке, после развода, проживая вместе, делаю это и сейчас, проживая отдельно. Я это делал и делаю не только посредством денежных средств, но и личным участием и заботой. Теперь для этого я каждый раз приезжаю к своим детям. У меня имеются кассовые чеки, подтверждающие указанные расходы. При необходимости я готов их предоставить
10. Согласно договорённостям с истицей, при разводе мы не определяли место проживания детей, ответственного за детей родителя и родителя, платящего алименты. По этим вопросам у нас не было споров. Если сейчас ставится вопрос алиментов, то я вправе поднять вопрос определения места проживания детей и родителя, проживающего с ними, потому что считаю, что истица не обеспечивает необходимый детям уход и заботу. Дети проживают с истицей в следствии выполнения обязательств, взятых мной при разводе – я обещал переехать из квартиры, которая на половину принадлежит мне на праве собственности, в которой я проживал с истицей и детьми более 20 лет. Я выполнил своё обещание и теперь живу отдельно от детей, уступив истице возможность повседневного общения с нашими детьми. Но я не соглашался с тем, что оставлю истице детей, всё имущество, включая квартиру, а потом продолжу содержать её материнское счастье посредством выплаты алиментов. Я рассматриваю алименты как принудительную меру воздействия на родителя, избегающего финансовой ответственности за детей. Я же обеспечиваю своих детей по причине наличия любви к ним и совести, абсолютно добровольно.
11. Нарушение истицей договорённостей, достигнутых при разводе не ограничилось неподписанием ею Соглашения о заботе о детях (об алиментах) и халатным отношением к своим материнским обязанностям: сейчас истица всячески ограничивает моё общение с детьми - сменила замки в квартиру (половиной которой я владею на правах собственника), и я потерял свободный доступ к своим детям (встречаю их у подъезда как водитель), ограничивает время общения с детьми, регламентируя, когда можно, а когда нельзя, требуя своё присутствие при моём общении с детьми.
12. Из-за этого непонятного мне «сопротивления» у меня даже возникали сложности при передаче купленных детям продуктов, совместной с детьми покупке им одежды, поздравления дочери с её Днём рождения. Истица всячески показывает, что от меня требуются только деньги, но не личное участие в жизни моих детей и забота. Я категорически с этим не согласен. Роль спонсора была причиной развода. И в этой роли я больше находится не хочу. Это также очень сильно травмирует психику девочек, которые в равной степени любят и мать и отца и не желают обидеть кого-либо из них.
13. Таким образом, я заботливый и ответственный отец, пострадавший от непорядочной супруги, применивший недюжинные усилия для сохранения семьи и обеспечения благополучия детей, несмотря на издевательства бывшей жены, человек, проявивший зрелость при прекращении семейной жизни, честность и заботу по отношению к детям после развода, отдавший им всё, что есть и продолжающий помогать в меру своих сил и возможностей.
14. Я имею не «иной», а единственный доход от работы в ООО «Евраком Груп». ООО «Евраком Груп» - это небольшая молодая компания, которая только начала работать. С этим связаны сложности с моими большими трудозатратами и временно ограниченными доходами.
15. Таким образом, если и говорить о плательщике алиментов, то, возникают вопросы, которые прежде всего необходимо решить, это, во-первых, кто и кому при таких обстоятельствах должен платить и, во-вторых, с кем остаются проживать дети. Эти вопросы между нами не решены и нет на этот счет и судебного решения, а без этого не может быть решен вопрос об алиментах.
16. Что же касается меня как о плательщике алиментов, то истица безосновательно указывает, что размер алиментов должен быть установлен в твердой денежной сумме, так как в отличие от неё я всегда работал и продолжаю работать. Действительно, до развода я работал на высокооплачиваемой работе, связанной с командировками по стране. На эту работу я устроился, чтобы предоставить истице возможность попробовать жить одной и сделать осознанный выбор жить в браке или разводиться, а затем продолжал работать, чтобы исключить постоянные домашние конфликты во время развода. Одновременно с разводом я уволился с этой работы, чтобы больше времени быть с детьми. Но утверждение, что я имею нерегулярный заработок, не соответствует действительности. Я работаю около 22-х лет без больничных, с малым количеством выходных дней, с 5-6-ю 2-хнедельными отпусками за всё это время, по 15-20 ч. в сутки. Поэтому считаю, что размер алиментов должен быть установлен в процентном отношении к заработной плате.
17. Истица приводит составленную и подписанную ею справку о средних расходах на несовершеннолетних детей. Указанные в ней расходы не всегда имели место быть, и к тому же в разы завышены и сейчас не могут быть приняты во внимание при установлении размеров алиментов. Конечно, этот уровень обеспечения был бы желателен, но в настоящее время он для меня невозможен и ставит меня в крайне тяжелое материальное положение, так как я должен содержать также себя. Как уже сказано, я поменял работу и моя заработная плата в настоящее время согласно справке 2-НДФЛ составляет 9000 рублей по ставке 0,5 от оклада в 18000 руб.
18. В связи с тем, что я уступил истице возможность проживания с нашими детьми (две девочки), я вынужден проживать отдельно от детей и мне приходится снимать и оплачивать отдельное жилье, несмотря на то, что в указанной квартире мне на праве собственности принадлежит одна вторая доли квартиры, где живут и будут жить мои дети.
19. Общеизвестно, что после распада семьи, к сожалению, положение всех его членов неминуемо меняется, и как правило, приводит к уменьшению, к умалению бывшего материального обеспечения всех его членов, так как необходимо создать и содержать уже две семьи. Исходя из этого и вышеприведенных обстоятельств, я считаю, что минимальное гарантированное материальное обеспечение наших детей может быть определено только исходя из минимального прожиточного минимума, установленного Постановлением Правительства Москвы от 28.06.2011 №280-ПП, в соответствии с которым прожиточный минимум для детей, проживающих в г. Москве, составляет на одного ребенка 8145 рублей в месяц.
20. В соответствии со ст. 80 СК РФ оба родителя обязаны содержать своих несовершеннолетних детей. Таким образом, если и устанавливать размер алиментов в твердой сумме, то при данных обстоятельствах необходимо исходить из прожиточного минимума по г. Москве, который должны обеспечить оба родителя на своих детей поровну.
21. Вместе с этим, я еще раз прошу суд учесть, что я как содержал своих детей, так и буду стараться обеспечить им достойное, но адресное содержание. А устанавливая более высокий размер алиментов на детей, который, во-первых, невозможно мной в настоящее время физически обеспечить и будет ставить меня в невыносимо тяжелое материальное положение, и, во-вторых, который если будет получать истица, то у меня есть все основания утверждать, что эти средства будут расходоваться ею нецелевым способом, так как истица, если бы надлежащим образом заботилась о детях, то не довела бы дело до распада нашей семьи.
22. Я прошу суд учесть эти обстоятельства, а также и то, что возможность адресного содержания детей родителем-плательщиком наряду с обеспечением гарантийного, законом установленного минимума, все-таки более предпочтительно для детей и более отвечает интересам детей и сторон. Так как, в противном случае, устанавливая невыносимое обременительные условия уплаты алиментов для плательщика, во–первых, ставится под сомнение выполнимость и стабильность такого установления, во-вторых, адресность расходования этих средств истицей-получателем средств и, в-третьих, не оставляет также и реальной физической (материальной) возможности на адресное, дополнительное расходование на содержание своих детей плательщиком алиментов.

На основании изложенного, руководствуясь ст.81 СК РФ и ст. 149 ГПК РФ,

ПРОШУ:

1. Истице в иске отказать полностью в связи с тем, что сторонами не решен вопрос о том, с кем должны и будут проживать дети, порядок общения с детьми и разрешение этих вопросов истцом не ставится в иске.

Ответ Юриста:

Здравствуйте, если вам необходима правовая оценка составленного процессуального документа - запишитесь на очную консультацию к нашим специалистам, так как данная юридическая услуга платная.

Задай свой вопрос прямо сейчас и получи ответ юриста
по телефону Бесплатно!

Ваше имя *
Телефон *

Ваш вопрос *

Архив: Вопросы юристу онлайн

 

+7(499) 992-76-08
г.Москва